Православный календарь


Летопись

             

    В годы Великой Отечественной войны общее бедствие объединяло людей единой волей, единым стремлением мужественно противостоять перед угрозой смертельной опасности. При таких обстоятельствах многие люди, прежде равнодушные к религии, обращаются к вере в Бога и к молитве.

    В послевоенное время отношение советской власти к Церкви положительно изменилось. Стало возможным в отдельных городах и селах открывать приходы. И в 1947 году верующие жители Сталинска решили обустроить храм, который находился бы рядом с вокзалом и в то же время на отшибе (открыть его в другом месте не позволили бы). К тому же один из прихожан увидел сон, что именно на этом месте должен быть храм Михаила Архистратига. И тогда на средства старца Адриана и Фёдора Летуева была куплена большая деревянная изба у железной дороги, которую и переоборудовали под молитвенный дом Михаила Архангела.

    Купленный дом не был просторным, чтобы вместить всех желающих, да и по техническим требованиям имел немало недостатков. Он стоял на кирпичной основе в два ряда прямо на земле, и этот «фундамент» вскоре стал разлагаться от сырости. Стены были наполовину из шпал, а частью из шлакоблоков, между которыми не было плотного примыкания, и потому зимой было холодно. Но новые обладатели были и этому рады, сразу же зарегистрировали его как молитвенное помещение.

    Первым настоятелем стал протоиерей Николай Шетнёв, старостой - Сергей Морозов. Затем некоторое время настоятелем служил священник Николай Сысоев, переведённый впоследствии в Никольский храм в Старокузнецк, а отец Николай Шетнёв вернулся на прежнее место.


   В начале 50-х власти всё неохотнее позволяли обустраивать храмы, а с началом хрущёвской борьбы с культом личности Сталина началась и борьба с культами вообще.
   

   В эти годы председатель горисполкома Александр Фёдорович Габриель решил одним махом покончить с религией в городе - закрыть Михайло-Архангельскую церковь. Повод был найден - трассирование обводного канала речки Горбунихи. Канал запроектировали вдоль насыпи железной дороги, и он “спотыкался” о храм. Габриель, недолго думая, заявил, что церковь подлежит сносу и велел проектировать канал прямо через неё. Назавтра он вызвал к себе в горисполком настоятеля и предложил ему подобру-поздорову убрать с трассы своё здание. Батюшка внимательно выслушал чиновника и, нисколько не испугавшись такого требования, ни в какие споры вступать не стал, а только заявил, что об этом доложит в Новосибирскую епархию, на чём и откланялся.


    И настоятель сработал как заправский дипломат. Он немедленно сообщил об угрозе новосибирскому епископу, а тот, в свою очередь, в Патриархию. Не прошло и суток, как о недобром деле знал председатель Совета по делам Русской Православной Церкви при Правительстве СССР Г.Карпов. При всей враждебности советской власти к православному народу, закрывать едва ли не единственный храм в полумиллионном городе - это было уже слишком.
   

    Вскоре в кабинете Габриеля раздался телефонный звонок из Москвы от Г.Карпова с указанием не сносить церковь, а отнести  канал на десяток - два метров в сторону.
Так повод снести церковные постройки был отменен.

   20 февраля 1964 года указом архиепископа Новосибирского и Барнаульского Кассиана в Михайло-Архангельский дом молитвы в качестве второго священника был направлен из Никольского собора г.Казани  молодой священник Василий Буглаков, ставший затем почти на полвека настоятелем храма, ныне почётным.


    По словам отца Василия, прибыв сюда из кафедрального собора Казани, он был удручён убожеством Михайло-Архангельской церкви. Храм не вмещал всех верующих, люди впадали в обморок от недостатка кислорода. Кроме того, за неполные 20 лет эксплуатации приспособленный дом пришёл в крайнюю ветхость и крыша держалась не столько на стенах, сколько на дымоходных трубах четырёх обычных дровяных печей (без них зимой храм промерзал).


    В феврале 1972 года отец Василий получил благословение архиепископа Гедеона на строительство нового каменного храма взамен обветшалого дома молитвы.  70-е годы стали для церкви эпохой стабилизации - после второй советской антирелигиозной войны, в ходе которой Хрущёв позакрывал в стране больше половины храмов, Брежнев позволил оставшимся восьми тысячам приходов жить и, что немаловажно, перестраивать приспособленные дома молитвы в нормальные храмы. Однако верующие столкнулись с максимально возможными трудностями. Виной тому стал не кто иной, как всем известный Николай Спиридонович Ермаков. Секретарь Новокузнецкого горкома КПСС люто ненавидел церковников и говорил, что в его городе церкви вовсе быть не должно.
       

    В 1973 году церковный совет обратился в Центральный райисполком с первым заявлением о перестройке молитвенного дома. Техническая комиссия бегло осмотрела здание и составила акт, предписывающий провести ремонт фундамента, не трогая крыши и стен. Но верующие мечтали совсем о другом - о настоящем храме. Весной 1973 года после неоднократных обращений приходского совета власти разрешили-таки строить новое здание, но в другом месте - на Соколиной горе или у кладбища в Редакове - местах крайне неудобных. Первое было недоступно ни пешеходу, ни транспорту, да и не было туда никакой дороги. Второе расположено вдали от города и тоже на значительном возвышении. Но главная причина еще и в том, что туда не было, ни одного автобусного маршрута, кроме двух поминальных дней в году. Староста церкви Михаил Александрович Елохин поехал в Москву, в Комитет по делам религий при Совете министров СССР. Там его просьбу удовлетворили. Но даже это не сподвигло городскую власть уважать верующих - разрешения от горисполкома по-прежнему не было. В ход шли любые доводы. Одним из них стало якобы небольшое число верующих. Опровергать его пришлось своего рода “следственным экспериментом” - фотографировать толпы прихожан, возвращающихся с праздничных служб по тропинке вдоль канала. Но власть была непробиваемой.
 

   А потому прихожане начали подготовку к строительству. Был запасён кирпич в количестве 200 тыс. штук, цемент, вырыт котлован для фундамента, проложена вдоль водоотводного канала дорога к храму. И, что немаловажно, вместо ограды из штакетника возвели массивную и непроницаемую - почти крепостную - кирпичную стену. За ней можно было защититься от “родной” советской власти, а заодно скрыть приготовления. О том, что прихожане церкви на Транспортной ведут строительные работы, председателю горисполкома Николаю Спиридоновичу Ермакову донесли слишком поздно. Уже успели залить фундамент и воздвигнуть вокруг старого деревянного здания три стены будущего храма. Люди работали трое суток подряд - и днём и ночью - более ста человек одновременно, включая стареньких бабушек.

   Самовольное строительство стало для Ермакова настоящим ударом. Настоятелем храма в то время был отец Александр Пивоваров. Ему и церковному старосте пришлось отвечать перед комиссией, которая тут же приехала на место. Позже из Москвы прибыл представитель Комитета по делам религий, что и решило вопрос в пользу верующих. Но война только началась. На одной стороне были всевластное партийное начальство с милицией, на другой - бесправные верующие, в основном пожилые женщины.

    Храм строили без профессиональных чертежей, почти на глаз. Никакого технического надзора не велось, а главный архитектор города Александр Иванович Выпов, если и посещал стройку, то только для того, чтобы проконтролировать, не слишком ли высоко планируют батюшки крест. На этом “помощь” города и закончилась. Храм построен только благодаря мужеству, вере и трудолюбию верующих и по Божьей воле.
   

   Староста прихода Михаил Александрович Елохин, через большие усилия, доставал все необходимое для стройки. К осени были завершены перекрытие и крыша храма, обустроен просторный подвал для размещениянижнего придела, чтобы таким ображом решить проблему нехватки места для прихожан в дни церковных праздников.


   В ноябре 1975 года настоятелем в приход вернулся протоиерей Василий Буглаков, служивший почти год настоятелем Петропавловского собора г.Томска и благочинным Томской области. В августе 1976 года были возобновлены работы в алтаре, притворе, ризнице и пономарке. Под видом водонапорной башни в рекордно короткий срок сооружена колокольня (по легенде, “за ночь”, но это, конечно, преувеличение).


   21 ноября 1976 года, в день престольного праздника, храм был освящен архиепископом Новосибирским и Барнаульским Гедеоном (Докукиным). По этому случаю в храм приехали совсем незнакомые паломники из отдаленных городов, в том числе из Москвы и Киева. Некоторыми из них были подарены для храма старинные иконы и требное Евангелие в металлическом окладе. Для советского времени подобное строительство было громким событием. В первом номере Журнала Московской Патриархии за 1978 год был опубликован об этом материал с фотографиями.
   

   В течение последующих десяти лет продолжались всевозможные работы: взамен почти плоского перекрытия с маленькой главкой появилось новое чердачное пространство с большим барабаном и куполом, а также меньшие купола, которые были увенчаны ажурными крестами по эскизам протоиерея Василия Буглакова. Был украшен резьбой и позолотой иконостас, перестроена галерея для хора. Кроме того, в храмовый комплекс вошли крестильный храм, построенный в 1978 году, и двухэтажный корпус 1984 года.
   

    Поэтому совсем не случайно за долгую службу протоиерей Василий Буглаков награжден в 1988 году орденом Сергия Радонежского III степени и в 1993 году правом ношения митры.

  Первоначально храм задумывался как однопрестольный, но после его возведения приходом решено было сделать в подвале ещё один престол во имя Трёх Святителей, который получился довольно низким.
    

   План всего храма решён экономично. При средних размерах он весьма вместителен. Храмовая часть объединена с трапезной в один объём, освещённый двумя рядами окон по северному и южному фасадам. Апсида-алтарь имеет два отдельных входа. Потолок со световым барабаном слегка изогнут и напоминает пологий изогнутый парусный свод. Интерьер в художественном отношении выглядит завершённым в комплексе с резным иконостасом вишнёво-золотистой окраски и киотами. Его объёмно-пластическое решение выглядит достаточно выразительно. Иконы изначально были писаны масляными красками на холсте, но постепенно заменялись на более совершенные в старинном стиле.

  С каждым строительным сезоном во дворе храма появлялись новые объекты, а в зимнее время в них производились внутренние отделочные работы. Жители города видели самоотверженный труд верующих людей и многие нецерковные стали приходить и помогать им в работе.

   По причине отсутствия центрального городского водоснабжения на территории храма был вырыт колодец, который, по мере застройки, оказался посредине церковного двора. А когда новое здание вступило в эксплуатацию, служба пожарной инспекции потребовала обеспечить его системой пожаротушения. В этих целях было решено построить водонапорную башню, использовать её и для размещения колоколов, а внутри в верхней части установить сварной резервуар на 9 кубометров воды. Наполнение водой предусматривалось глубинным насосом из скважины. Председатель Райисполкома Бузенков Василий Андреевич дал устное разрешение на этот объект. Но когда колокольня была уже закончена и ее увидел первый секретарь Горкома КПСС, то категорически приказал разрушить. И вновь возник конфликт. Но настоятель отказался выполнять это требование, сославшись на то, что «все строит здесь народ, с него и требуйте». Так, в итоге колокольня уцелела и стоит поныне.

   После завершения этих работ в наступившем 1978 году приступили к строительству Крестильного храма. В то время по своим размерам это здание не имело равных в Новосибирской епархии. Его длина и ширина имеет 24 на 12, а высота потолков 5 метров. В отдельных случаях в нем совершалось не только крещение, но и венчание. Там устроен полноценный алтарь для совершения вечерних и литургических богослужений.

   На месте намеченного строительства стоял дощатый сарай для угля и дров, а рядом был расположен уже упоминавшийся колодец. Складское помещение убрали, колодец засыпали и договорились с дорожно-строительной организацией об экскаваторе и самосвале для подготовки котлована и вывоза грунта.

   При копании котлована он быстро заполнялся грунтовой водой, так как местность была заболоченной. Прихожане шутя говорили, что в церкви будет свой плавательный бассейн. Но на деле было не до шуток, так как требовалось выполнить надежный фундамент под большое здание. Приходилось ежедневно откачивать воду ассенизатором, чтобы нормально продолжать выемку грунта. Когда котлован был выкопан до прочного дна, его засыпали толстым слоем доменного шлака, а по отсыпке выполнили монолитную железобетонную плиту.

   После завершения стен, перекрытий и внутренних отделочных работ был оборудован алтарь с иконостасом, и в 1980 году Крестильный храм был освящен Владыкой Гедеоном в честь Рождества святого Иоанна Крестителя.

   Несколько выше было сказано о необходимости реконструкции перекрытий на главном церковном здании, чтобы заменить временный потолок и устроить чердачное пространство за счет сварных металлических ферм.

   И вот наступила очередь этих работ. Были заранее подготовлены требуемые строительные материалы: балки, уголок, арматура, обрешетка, кровельное оцинкованное железо, восемь оконных блоков для купола, цемент и еще много чего. Для установки ферм требовался 16-ти тонный кран и труд профессиональных специалистов. Изготовление бетона вручную было хорошо освоено своими рабочими. По эскизам были изготовлены на Запсибе двухметровые ажурные кресты. И после сложного комплекса больших работ наш новый храм получил свое завершение. Это было достижением 1981 года.

   Необходимо было также построить здание для размещения просфорной с оборудованием, ризохранилище с местом для портнихи, комнату для хоровых спевок и пианино, пару гостиничных номеров на случай размещения спутников архиерея, помещения для кухни и трапезной…

   С благословением Божиим и при активном участии неутомимых прихожан за период 1989-1990 годов офисное двухэтажное здание с крышей и бетонным подвалом для хранения церковных товаров было завершено. С течением последующего времени в трапезной было установлено кухонное электрооборудование и необходимая мебель.

   Завершающим объектом в церковном строительстве требовалось еще сравнительно небольшое здание под сторожевое помещение, для прачечной и комнаты для книжной лавки. А пространство между задней стеной и церковной оградой предусматривалось накрыть и использовать для длинномерных запасных материалов. Там же оборудовать мучной склад. Этот одноэтажный дом был закончен в 1992 году.

    Такова краткая история образования прихода в честь святого Архистратига Михаила.

 

 




Яндекс.Метрика
Храм Архистратига Михаила
открыт для посещения ежедневно с 7:30 до 19:00
Электронная почта: arh-mih@mail.ru
Бухгалтерия: 8 (3843) 71-65-57; регистратура: 8 (3843) 78-35-56; настоятель: 8 (3843) 71-64-83
Адрес: 654041, Россия, Кемеровская область, г. Новокузнецк, ул. Транспортная, 10